Беда, коли на нефть начнет бурить бухгалтер…

Беда, коли на нефть начнет бурить бухгалтер…

Кажется, с «дикого» запада пришла в Россию эта манера назначать директорами и министрами молодых финансистов-управленцев. Подразумевается, что они должны с одинаковым искусством руководить хоть отраслью, хоть крупной компанией, хоть борделем… Кончилось у меня терпение и выплеснулось в эту статью. Разумеется, реакция — ноль. Но двоих министерских замов все же через год уволили. Не оправдали надежд-с.

Нижневартовск. Нефтегазовая отрасль завершает 2012 год. Агентство нефтегазовой информации «Самотлор-экспресс» попросило своего эксперта, член-корр. МАНЭБ Александра Хуршудова поделиться своими впечатлениями о том, каким был прошедший год для нефтяников.
— Уходящий год не принес особых перемен для нефтегазовой отрасли. Слава Всевышнему, добыча нефти еще не падает, к концу года мы ожидаем 516 млн. т, это рост на 1 % к прошлому году. Незначительное снижение добычи газа (на 0,2 %) тоже особых опасений не вызывает. А вот полнейшее отсутствие какой-либо стратегии в отрасли порождает уже не тревогу, а, скорее, отчаяние.
Нашу «нефтегазовую стратегию» можно выразить словами «бери больше – продай дальше». Благо не все еще запасы, разведанные в эпоху СССР, нами проедены. Снять сливки со свежих запасов – дело нехитрое, оно нас и выручало в последние годы. Но время это уже кончилось.
Перечислю насущные проблемы, которые никак не решаются в отрасли:
• Создание механизма, стимулирующего разведку недр,
• Повышение нефтеотдачи сильно выработанных и трудноизвлекаемых запасов,
• Утилизация попутного газа на малых и удаленных месторождениях,
• Углубление переработки нефти, производство и экспорт пластмасс и других нефтехимических продуктов.
И для всего этого нужно не распоряжения издавать, а предложить умную налоговую политику. Урезать бюрократические стандарты и заставить работать саморегулируемые организации. Других инструментов у министерства энергетики нет, и не будет.
Что же думает руководство отрасли по этим уже кричащим проблемам? Наберитесь немного терпения. Цитирую.
Из доклада министра энергетики Александра Новака на совещании по вопросам инновационного развития АПК и ТЭК в г. Ростове-на-Дону под председательством премьера РФ Дмитрия Медведева 17 августа 2012 г.:
…Далее я хотел обозначить приоритетные технологические положения, которые, по оценке Министерства энергетики, будут определять будущее отраслей топливно-энергетического комплекса на 10–15 лет в нефтяной отрасли. Во-первых, это сланцевая революция, которая произошла в мировой нефтегазовой отрасли. Она обязана своим появлением технологии множественного гидроразрыва нефте- и газоносного пласта. Сама по себе технология не нова, но ноу-хау технологии заключается в нахождении правильной комбинации использования этой технологии и других технологий воздействия на пласт для максимизации нефтеотдачи. Поиск такого ноу-хау определяется в ходе построения сложнейших геологических и геофизических моделей, постоянного экспериментирования и тонкой настройки решения. На сегодня такое новшество для условий Западной Сибири пока не найдено, и коэффициент извлечения нефти из месторождения остаётся на крайне низком уровне: порядка 37%, хотя в развитых странах он достигает 65–70%. Эффективность использования данных технологий позволит раскрыть потенциал трудноизвлекаемых запасов нефти и газа, и поэтому первым важным технологическим фронтом мы видим технологии применения множественного гидроразрыва пласта в комплексе с другими методами стимулирования нефтеотдачи…
Стыдно должно быть министру за такие ляпсусы. Потому что достаточно заказать операцию многоступенчатого гидроразрыва, например, компании Шлюмберже – и она будет в заданные сроки выполнена. ТНК-ВР в этом году провела 130 таких операций.
Потому что глупо сравнивать коэффициент нефтеотдачи какого-то неизвестного «месторождения» в России с нефтеотдачей дочиста уже выработанных месторождений в США. На старом Ромашкинском месторождении КИН уже достиг 60 %, на верхнемеловых грозненских месторождениях он выше 70 %, а вот на Ванкоре, действительно менее 10 %, так ему еще десятилетия работать и работать….
Потому что гидроразрыв низкопроницаемых пластов вовсе не является методом повышения нефтеотдачи: он не повышает ни коэффициента вытеснения нефти, ни коэффициента охвата залежи дренированием. Сотни таких залежей уже благополучно порваны, обводнены и тем самым угроблены. А министр намерен сделать это главным пунктом своей «стратегии», следовательно, угробить еще больше.
Но ему, похоже, не стыдно. Министру 41 год, он молод, у него хорошая «трудовая» биография: инженер-экономист, начальник ОТиЗ, заместитель Главы г. Норильска, потом – губернатора Красноярского края, затем – министра финансов… Ни в каких технических инициативах не замечен. Похоже, с топливом он сталкивался только на автозаправочных станциях, а с энергетикой — вкручивая дома лампочки.
Не знаю, с какой напасти пошла у нас мода ставить руководителями финансистов. У них свои интересы: все, что можно, продать, а денежки закопать на Поле Чудес. Поэтому очень волнует министра такой вопрос: как измерить расходы компаний на инновационную деятельность? А то бухгалтер может запутаться в своих книгах. Как говорится, Марья Ивановна, нам бы ваши заботы….
Более вопиющей некомпетентности на столь высоком посту мне еще встречать не приходилось. Но давайте посмотрим, может быть у министра опытные и знающие помощники? Коротко о его заместителях.
Сохранил свою должность А.Б. Яновский, заместитель министра по угольной промышленности. Горный инженер по специальности, доктор технических наук, бывший вице-президент ОАО «Росуголь», с небольшими перерывами возглавлял угольную отрасль в течение последних 14 лет. Опытный и высококвалифицированный специалист намерен реализовать программу модернизации отрасли, утвержденную в начале текущего года. Никаких возражений.
Зато зам. Министра по электроэнергетике М.Ю.Курбатов ни одного дня энергетиком не работал. Ему 31 год, по образованию – финансист, свою карьеру начал с должности главного бухгалтера ООО «ПСБб-Развитие». В течение шести лет в Минэкономразвития дорос до директора Департамента государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности, да пару лет рулил финансами в ОАО «Холдинг МРСК». О его заслугах – чуть позже. Сейчас высокое лицо является членом Совета директоров ВОСЬМИ (!!!) энергетических компаний.
Уровень компетентности М.Ю.Курбатова охарактеризую фрагментом его выступления на форуме «Русские инновации»:
“Большой проблемой для нас является обеспечение качественной экспертизы. Это непросто. Для начала нужно определить критерии экспертизы. Те, кто начинает экспертизу, думают: «Вот сейчас я просто посмотрю». Когда же приходят инноваторы со своими проектами, сразу становится понятно, что нужно очень четко сформулировать те вопросы, на которые отвечает экспертиза и, кроме того, сформировать отдельные группы экспертизы по разным группам вопросов. Ведь известно, что в науке хорошо заданный вопрос – это уже половина результата”.
Человек на полном серьезе утверждает, что Волга впадает в Каспийское море. Потому что есть судебная экспертиза, в которой вопросы эксперту формулирует следователь или суд. Потому что, например, в Тюменской области давно существует четкий порядок экспертизы работ, представленных на гранты губернатора. И ничто не мешает за неделю сформировать нужный регламент экспертизы для инновационных проектов и любых других материалов.
П.С.Федоров – зам. министра по вопросам топливно-энергетического комплекса, таможенно-тарифной, налоговой и инвестиционной политики. Заметьте – его полномочия почти полностью охватывают весь спектр деятельности ТЭК. Ему 36 лет, после окончания Новосибирского Университета работал в компании Arthur Andersen. В 1998 году получил степень Магистра в Университете Штата Вашингтон. С 1998 по 2005 год — исполнительный директор, вице-президент Morgan Stanley (Лондон). С 2006 по 2007 год — управляющий директор UBS Russia (Москва). С 2007 по 2010 год — управляющий директор, старший советник Morgan Stanley (Москва). С апреля 2010 год — первый вице-президент ОАО НК Роснефть по экономике и финансам.
Есть у министра еще два заместителя: по вопросам информационной политики и по организации законопроектной работы. А вот зама по нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей, газовой, нефтехимической промышленности НЕТ. Должность вакантна. Нет человека, который будет отвечать за половину бюджета страны и 70 % ее экспорта. Не нашли еще на эту должность нужного бухгалтера.
Впрочем, будем лояльными. Может быть, у новых государственных деятелей есть славные дела, крупные организационные успехи? Увы, в СМИ таковые не обнаруживаются. Лишь о М.Ю.Курбатове туманно упомянуто «…принимал активное участие в осуществлении реформы электроэнергетической отрасли Российской Федерации, разработке Федерального закона № 261-ФЗ «Об энергосбережении…».
Да, г-н Чубайс все уши прожужжал о том, как нужна нам эта реформа. Как набегут к нам инвесторы, будут строить и модернизировать электростанции. В результате – полный пшик. За шесть лет ничего не построено. И не планируется. И не нужно, потому что генерирующих мощностей в России вполне достаточно. И единственным «результатом» реформы является троекратный рост цен, которому нет конца….
Нет, не видно НИКАКИХ заслуг у наших статс-секретарей да министров. Не месили они болота, открывая месторождения, как Фарман Салманов. Не собирали в единый кулак разрозненные предприятия, как Вагит Алекперов. И в связи с этим есть у меня серьезный вопрос к президенту и премьеру:
Может быть, хватит уже назначать министров с подачи паркетных шаркунов? Пусть министр, помимо опыта, имеет СВОЮ программу развития отрасли. Пусть он ее до назначения изложит в СМИ, пусть ответит на критику и сумеет ее отстоять. Убежден: к такому министру потянутся настоящие специалисты, и у него не будет проблем с кадрами. И не придется миллионам работников отрасли с недоумением смотреть на жалкую возню наверху, имитирующую полезную деятельность….

Опубликовано

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *