Как провожают миллионы…

Как провожают миллионы…

Этот маленький рассказ написан на конкурс портала ФИНАМ под названием «Вам и не снилось». Участникам предлагалось написать о своей самой ХУДШЕЙ биржевой сделке. Я описал совершенно реальный случай из своей практики.

Моя худшая сделка состоялась не на фондовом рынке. Все же, думаю, читателям будет полезно с ней познакомиться, чтобы яснее представить, в каком состоянии была страна десяток лет назад, из какой пропасти мы с натугой вылезли.

В 1996 г. мой проектный институт успешно обосновался на рынке нефтяного инжиниринга. Количество заказов неуклонно росло, а качество проектов радовало. Единственной, но ежедневной головной болью была систематическая задержка платежей от нефтяных компаний-заказчиков. В ту пору новоиспеченные московские холдинги оставляли своим дочерним нефтедобывающим предприятиям денег ровно столько, чтобы не умереть с голоду, и это, в первую очередь, отражалось на их подрядчиках.

Из-за дефицита денег в ходу тогда были различные бартерные схемы. Нефтяники часто расплачивались своей нефтью, которая шла в зачет по завышенной цене, а иногда — через «дружественные» трейдерские фирмы.

Долгое время я старался не лезть в эту чёртову бартерную кухню, но, когда сумма дебиторских долгов достигла полугодового оборота, сдался и начал осторожно наводить справки. Мне порекомендовали частного нефтяного трейдера, который успешно работал на рынке уже три года. Тот, в свою очередь, за 2 % комиссионных предложил мне в качестве покупателя московскую фирму «Нефтетрейдинг», с которой работал уже полтора года и не имел никаких проблем с оплатой поставок.

При заключении договора я выставил только одно условие, а именно — 100%-ую предоплату. Пришлось дать скидку в цене примерно в 8% стоимости, но в результате необходимые договоры были подписаны, и июле 1996 г. моя заявка на отгрузку нефти была принята одной из крупных нефтяных компаний. Там, правда, стояла очередь из таких же страдальцев, поэтому сроки возможной отгрузки несколько раз отодвигались на более поздний период.

Тут подошло время моего отпуска. И, оставив своему заму самые строгие инструкции, я безмятежно отбыл в Алтайские горы, где телефонная связь с внешним миром начисто отсутствовала. В этом и заключалась незаметная ошибка, ибо директор должен быть всегда доступен для своего бизнеса, даже во сне и в постели с любимой…

Когда я вернулся из двухнедельного отпуска, мой заместитель с опаской сообщил мне, что нефть ушла, но условия договора пришлось изменить: покупатель отказался от предоплаты и скидки. Новые его условия предусматривали 30% оплаты в течение пяти дней после отгрузки и остальное — через 45 дней.

Мои громы и молнии, обрушившиеся на повинную голову зама, ничего изменить не могли. Был пятый день после отгрузки, но деньги на счет не поступили.

Тогда я прикинул время транспортировки нефти до пункта назначения (г. Кириши), по расчетам выходило, что наша нефть сейчас подходит к Самаре, а там находится крупное нефтехранилище. Немедленно связался с трейдером и дал команду остановить перекачку, вывести нефть на хранение, если завтра не поступят деньги. Это было очень рискованно, потому что немалая плата за хранение относилась бы на мой счет, но не зря мудрецы говорят, что угроза сильнее её исполнения. Так и случилось.

Тут же мне позвонил представитель «Нефтетрейдинга», клятвенно уговаривал не останавливать нефть, ссылался на временные финансовые трудности, которые будут ликвидированы в течение 2-3 дней. Я стоял на своем. На следующий день на мой счет двумя порциями поступили положенные по договору $ 120 тыс. А через неделю фирма «Нефтетрейдинг» перестала отвечать на телефонные звонки. Навсегда.

Я поехал в Москву, нанял частного детектива. Через три недели он представил мне подробную справку.

Афера была организована казанской группировкой. На одно физическое лицо были зарегистрированы шесть трейдерских фирм, которые в течение 1,5 лет торговали нефтью, исправно исполняя все свои обязательства. Затем набрали нефти на $ 300 млн., откачали за рубеж и исчезли.

Мой институт потерял $280 тыс. Вместе со мной пострадали нефтяные предприятия, три банка, администрации северных городов и многие другие. Крупные кредиторы организовали пул для поиска аферистов, но я, разумеется, от участия в нем отказался.

Примечательно, что никому из пострадавших даже в голову не пришло обратиться в правоохранительные органы. Ибо при таких масштабах надувательства ждать от милиции каких-либо результатов было смешно и в высшей степени наивно.

Позднее пришла информация, что одного из организаторов рискованной акции нашли и пристрелили во Франции. Но деньги вернуть никому не удалось.

К счастью, через пару месяцев я получил от итальянской компании ENI выгодный заказ, который позволил не только компенсировать прошлые убытки, но и благополучно пережить дефолт 1998 года.

Вот так я на собственном горьком опыте усвоил, что сказочно прибыльный нефтяной бизнес сильно пахнет уголовщиной и кровью. Поэтому у меня нет ни капли зависти к нефтяным олигархам. Ибо их удел — это ежедневный путь по лезвию ножа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − 11 =