Мой взгляд на ситуацию в стране. Часть 3. Культура

Мой взгляд на ситуацию в стране. Часть 3. Культура

Слово «культура» имеет несколько значений; здесь мы будем говорить о том, что марксизм называл «надстройкой», а нынешние социологи «духовной жизнью». Это отношения людей вне производства. Мораль, право, религии, идеологии, образование, искусство, спорт и развлечения.

Для меня главным из них всегда являлась мораль. Понятия о добре и зле, совокупность норм и правил, определяющих поведение людей в обществе. Она присутствует во всех других ипостасях: в каждой религии, законах, песнях и шоу-программах.

Испокон веков мораль была инструментом сдерживания сильных и богатых. Хозяин мог убить раба, но христианская мораль уравняла их перед Богом и заповедовала «не убий». Ранний капитализм держал рабочих в полуголодном состоянии, но мораль осуждала жадность, поощряла благотворительность. И продвинутые заводчики открывали для рабочих школы и больницы. Заметьте, мораль не мешала прогрессу экономики, ибо здоровый и грамотный работник приносит больше прибыли. Она лишь сдерживала крайности, оберегала семью и детей, способствуя продолжению рода. И вдруг, примерно 30 лет назад в мире начались непонятные моральные шатания.

1. Мораль и бюрократия

В ходе строительства социализма СССР сформировал прекрасную мораль. Она впитала христианские заповеди (все равны перед Богом), давние представления о патриотизме, бескорыстии, любви и дружбе. Лидеры молодого Союза сторонились роскоши, не копили богатств, и это укрепляло их авторитет. Советская мораль впервые решила, что человек должен служить обществу.

Любопытно, что немецкие вожди национал-социализма тоже скромничали в быту, а склонного к шику Геринга обсуждали на своем парткоме. Отчасти поэтому в Германии они были почитаемы до потери сознания, а сгинуть им довелось от презираемых славян и прочих инородцев. Ибо нацизм несовместим с общечеловеческой моралью, как крокодил с детским праздником.

Благие намерения и скромные запросы советских партийцев обеспечивали им уважение, пока не стала сдавать экономика. К тому же СССР имел сильную систему народного образования; грамотным гражданам стало уже сложно объяснять дефицит простых товаров дежурными происками врагов.

Тут надо заметить, что обычно бюрократии умный народ не нужен. Королю власть достается по наследству, капиталисту – по богатству, а чиновник этого лишен, ради своих интересов ему приходится людьми манипулировать. Разумеется, он предпочтет иметь дело с легковерным простаком, чем с дотошным интеллигентом. Поэтому в богатых странах бюрократия целенаправленно занимается оболваниванием своего населения.

Это, в частности, пестование хилых, убогих, глупцов и отщепенцев. Люди эти прозябают, и все надежды у них на власть. Толстых она жалеет, бедным дает талоны на питание, дурковатым простую работу. Очень полезны ей тихие психопаты, подсаженные на таблетки. Ну и, конечно, взволнованные женщины, обездоленные цветные и обиженные гомики. Но самый подходящий человеческий материал поставляет иммиграция; жители беднейших стран интеллектом не блещут, потому от властей наиболее зависимы.

В России же гуманизм всегда был нормой, но через край не перехлестывал, потому что советская власть культивировала уважение к труду. Убогим сочувствовали, но помнили: не они страну кормят и охраняют. Не мудрено, что советская мораль стала мишенью мощной атаки.

2. Было — страшно   

В 90-е годы духовная жизнь России пришла в полный упадок. Зарплаты были копеечные, их подолгу задерживали, и нужда побуждала тащить на прокорм все, что плохо лежит. Все же в массе народ сохранил стыд и совесть, но зато они начисто исчезли в верхах. Никакая совесть не беспокоила жуликов, когда они мошеннически присваивали огромные компании. И президенту было не стыдно врать про стабильность рубля за 5 дней перед дефолтом. Возобладала мораль криминальная, ибо бизнес был вороватым, главной целью существования стали деньги, а для их добычи в ходу были подкуп, рэкет и заказные убийства.

Кризис морали немедленно трансформировался в область законодательства. В 1997 году установили мораторий на смертную казнь. Раньше она полагалась за крупные хищения государственного имущества; жуликам это очень не нравилось. Попутно под разговоры о гуманности освободили от заслуженной участи маньяков и отморозков. Теперь организатора жестоких убийств «перевоспитывают».

Другие законы под видом наведения порядка создавали для бюрократии новые кормушки. Например, закон «О промышленной безопасности» (1996) признавал опасным любое производство, в котором использовался водопровод, газовый нагреватель или лифт. И туда спешили надзирающие с оттопыренным карманом.

Некоторые законы оказались благими намерениями. Например закон «Об охране окружающей природный среды» 1991 года в то время был самым прогрессивным в мире. Все в нем было. Ощутимые платежи за загрязнение, требование экологического прогнозирования аварий, рекультивация земель, восстановление лесов. Немалые средства собирались в экологических фондах, причем не в Москве, а на местах, в муниципальных отделениях.

А вот для реализации закона не было ничего. Ни денег, ни специалистов-экологов, ни опыта у компаний, ни экологически грамотного населения. В Сибири на приливе энтузиазма удалось кое-где улучшить ситуацию, а в целом по стране бизнес быстро научился договариваться с инспекциями. К тому же бюрократия придумала десятки разных экспертиз для новых проектов. Когда через 10 лет они стали огромным тормозом, закон изменили, платежи сократили, перенаправили в бюджет. И грандиозные планы улучшить состояние природы обратились в пшик.

Бюджетные ассигнования на культуру сократились до ничтожных размеров; ученые, артисты и спортсмены рванули в поисках заработка за рубеж. Многие из них потом вернутся. Оставшиеся состязались за редкие гранты, роли и субсидии, проигравшие порой умирали в забвении. На мой взгляд, 90-е годы не принесли стране ни одного выдающегося произведения искусства. Тоска пронизывала фильмы Э.Рязанова, даже неунывающим бардам не удавались новые песни. Реализм на время умер. Хотелось хотя бы в мыслях убежать от паскудных реалий. И от них убегали — в детективные романы, кинобоевики, взрослые сказки о Конане, Волкодаве и магических дозорах.

Советская идеология была затоптана, но и либеральную россиянам впарить не удалось. С запада изливались потоки словесного поноса, прославляющие «свободу личности». Это была свобода для ворья, продувных бестий; для многих она обернулась нищетой и разгулом криминала. И народ от души возненавидел такую «свободу».

В отсутствие иных символов люди бросились к религии. Количество верующих за 10 лет выросло почти вдвое, с 23 до 40%, а убежденных атеистов – сократилось с 35 до 5%. Эта вера не была истовой, лишь каждый пятый православный исполнял положенные обряды. Но в ту пору власти верили лишь глупцы и подхалимы, развал экономики убивал веру людей в себя; оставалось уповать на высшую силу, авось, она не продаст, как прочие.

И тут начались перемены.

3. Стало — душно  

За прошедшие годы россияне выбрались из бедности, а криминальная мораль трансформировалась в стяжательство. Главной целью она и сейчас видит деньги, но грабежи и убийства уже считает дурным тоном. Вот, к примеру, президент рассчитывает повысить рождаемость, она за 2 года упала на 13,5%. Каким способом? Дать денег, увеличить детские пособия. Это, конечно, хорошо — сейчас сумму пособия стыдно называть. Но как же ему не подсказали, что в бедном Дагестане рождаемость в 1,5 раза выше, чем в сиятельной Москве?

Оно и понятно: власть принадлежит богатым чиновникам и очень состоятельным депутатам. Деньги для них открывают все двери. Я, разумеется, не сторонник бедной власти, пусть живет достойно. Но за последние 5 лет доходы россиян выросли на 21% (с учетом инфляции сократились на 6,3%), а заработки власть имущих увеличились в разы. Теперь они в 20-40 (у рекордсменов —  в 1300) раз выше средней российской зарплаты. Притом бизнес зарабатывает в ежедневной конкуренции, рабочие – в шахтах, у мартенов, многие в отдаленных и полярных районах, а чиновник просто гребет черпаком из общего котла, независимо от результатов своей работы.

И им не стыдно. Они бормочут о будущих перспективах, заседают с уголовниками, но совесть их не беспокоит. Вон в Казахстане вице-министр подал в отставку, не желая дальше участвовать в пустой говорильне. Наши сидят твердо, пока не возьмут с поличным.

Мораль стяжательства внесла свои поправки в законы. Конфискация имущества, как мера наказания, была отменена в 2003 году. Через три года ее вернули (конвенция ООН обязала), но в очень изящной форме. Теперь суд может назначить конфискацию только в отношении имущества, полученного преступным путем. Если украл миллиард, доказано 5 миллионов, остальное отнять нельзя. Облегчили переход добра от жуликов в другие руки: раньше налог на крупные дарения достигал 40%, а теперь снизился до 13%. Самая свежая новация – «декриминализация» экономических преступлений: сейчас за мошенничество даже в особо крупных размерах можно отделаться пятью годами принудительных работ без лишения свободы (!!!) и штрафом.

От такого ласкового гуманизма в обществе сложилось мнение: должность – это обычное средство наживы, только не надо попадаться. Лучше хапать по-крупному, больше 10 лет тюрьмы все равно не дадут. За хорошее поведение срок сократят, и жулик тихо съедет за рубеж проживать свои миллиарды.

Кратко остановлюсь на здравоохранении и просвещении, хотя эти гуманитарные отрасли уже встроены в экономику. В среднем образовании ситуация неплохая, наши школьники пока в лидерах на всемирных олимпиадах. Кто хочет учиться, знания получает. Не испытываю жгучей ненависти к ЕГЭ, от него больше пользы, чем минусов. Зубрежку, натаскивание стимулирует? А кто мешает вашему ребенку добросовестно изучить предмет? Заставить, говорите, некому? Не надо заставлять, надо привить тягу к знаниям, а это – главная задача родителей и начальной школы. Экзамен лишь фиксирует результат.

Хуже обстоит дело со школьным воспитанием. Тут педагогическая бюрократия завела манеру носиться с каждым лентяем, как с писаной торбой: отругать нельзя, выгнать из класса – упаси Боже, а плохие оценки и вовсе наносят жуткие травмы детскому организму (диву даюсь, как это мое поколение выжило?). Таким методом можно воспитать и безмятежных лодырей, и малолетних хамов. Не удивительно, что самим детям школа все меньше нравится.

Зато вне школы успехи заметны – появились семейные детские дома, лагеря для трудных подростков. По моим наблюдениям, там, как раз, никакого сюсюканья, нормальное трудовое воспитание.

Торжеством бюрократизма стала ювенальная юстиция. Полюбуйтесь на сайте опеки (рис.1), за какие «провинности» чиновники могут забрать у родителей ребенка. Я глазам не поверил, но на других сайтах примерно то же самое. И тупость чиновников уже не раз приводила к смерти изъятых детей.

Рис.1

Истории отобранных детей рвут душу. Да, они чаще происходят в неблагополучных семьях, с безнадзорными детьми, но любой родитель может стать объектом мерзкого шантажа. Поручил ребенку помыть посуду – эксплуатация. Бутылка простокваши в холодильнике – просроченный продукт. Бюрократ умеет манипулировать инструкциями похлеще иезуита, поэтому доверять ему судьбу ребенка категорически нельзя; для этого есть суды, адвокаты и (самое главное!) добрые люди. Не «изымать» надо детей в приюты, а предлагать им пожить там (добровольно!), это к тому же прекрасный способ воздействия на непутевых родителей.

Высшее образование постепенно деградирует. В Москве престижные ВУЗы заняты политикой, экономикой, рекламой и еще черт знает чем, учебный процесс на самотеке, лекции читают по скайпу. Лучше обстоит дело там, где пока сохранились грамотные и строгие преподаватели советской закалки, в регионах, технических институтах. Но все изнемогают от бумажной отчетности. Минобрнауки завалило ВУЗы регламентами. Исполнить их нет никакой возможности, студенты, как положено, сачкуют, отчислять их нельзя (деньги!), приходится натягивать оценки и показатели. Поэтому примерно треть выпускников получают дипломы без знаний. Пытливые добирают знания сами, факультативно.

Очень непростая ситуация с медициной. Ее возможности кратно расширились, она получила прекрасные методы диагностики, хирургии, богатый выбор лекарственных препаратов. Смертность за последние 12 лет сократилась на 23%.

Однако накопилась дикое отставание в фундаментальном понимании причин многих болезней. Некоторые (диабет-2, желчнокаменная болезнь, аутизм и др.) явно связаны с цивилизацией, изменением условий жизни. Их коренных причин медицина не видит, потому ограничивается вялыми рекомендациями по здоровому питанию и физкультуре. Этого недостаточно. Страх детского аутизма уже стал почти паническим, а это серьезная причина повременить с рождением ребенка.

Более всего мне неприятна тактика запугивания, которую медицина практикует на людях. Широко распространилась гипердиагностика. Теперь можно всех записать в пациенты; это удобно и денежно. Более 6 млн россиян одним махом приговорены к диабету. Полное впечатление, будто целью медицинского руководства является общество долгоживущих инвалидов.

Искусство пропахло жаждой наживы. Государство выделяет ему небольшие деньги (93 млрд руб. в прошлом году), и оно постоянно гоняется за рекламой. Реклама жлобская: она с дурацким восторгом зовет бежать за скидками, подарками, дешевыми шмотками, как будто важнее в жизни ничего нет. И под стать рекламе создаются представления, телепередачи и фильмы.

На кино в прошлом году выделено 14 млрд руб. Отзывы о «лучших фильмах» уничтожающие. В числе прочих провалился фильм «Проигранное место», снятый дочерью бессменного председателя Союза кинематографистов Н.Михалкова с ее же сестрой в одной из ролей.

Давно ли вам приходилось слышать о новой кинокартине, которую стоит посмотреть? Мне – 12 лет назад, фильм «Остров». А новогодние телепередачи видели? Там нет мелодий. Какое-то мелькание задрапированных пенсионеров под лазерные блики и молодежный канкан. Впрочем, стихов в песнях тоже нет. Спасибо каналу «Культура», запустил финал конкурса «Песня-78». Вот там и мелодии, и голоса, и стихи, и не жаль, что без канкана. Под него мы за новогодние надежды и чокались.

Литература тоже в кризисе. Она не видит образа будущего, а без этого у нее не выписываются новые герои. Раскрученные писатели собирают жатву с прошлой известности, но интерес к детективам, фэнтэзи и сентиментальным романам уже гаснет. Вспоминаю гениальное предвидение Стругацких – вот чего сейчас остро не хватает нашей литературе.

Поразительно, но на этом унылом фоне все же рождаются новые жанры! Реально народные виды искусства. Это, конечно, «народный махор» Я.Сумишевского, когда любимые песни подхватывают сотни людей. Это сетевое творчество – только на сайте stihi.ru у нас более 800 тыс. стихотворцев!!! Это флеш-моб. Чиновники от культуры на них смотрят косо, потому как не денежные. А народ по хорошему искусству истосковался. В краснодарских театрах удалось собрать сильные труппы – и там аншлаги каждый вечер. С удовольствием наблюдаю в зале много молодежи с цветами и горящими глазами.

Остались у нас физкультура и спорт, тут ситуация лучше. Спортсменам стали платить большие деньги (как же без них!), и это сказалось на результатах. Мы получили вполне успешный профессиональный спорт, который лично я не люблю. На мой взгляд, он калечит спортсменов, одних физически, других – морально. Но народу нравится, политикам спортивные медали нужны для пропаганды, и в обозримом будущем он сохранится.

А вот массового спорта, как в Китае, у нас пока нет. Много детских секций, от футбола-хоккея до танцев и каратэ, это, разумеется, здорово. Замечаю, молодняк потянулся в тренажерные залы за красивой фигурой, пенсионеры – за поправкой здоровья. Но для большинства населения спорт (или хотя бы движение) еще не стал жизненной необходимостью. А без этого оно здоровым, увы, не будет.

С удовольствием отмечу успехи наших параолимпийцев – они, без сомнения, лучшие в мире. Каждую неделю вижу в тренажерном зале молодую женщину в инвалидной коляске (иногда – с дочкой!), она призер региональных атлетических турниров. Все-таки замечательный у нас народ: мало кто может сравниться с ним в упорстве, преодолении трудностей и любви к жизни. 

4. Но нужна перспектива

Что для нас счастье? Представления о нем у всех разные. Но каждому хочется, чтобы дети жили лучше нас. Значит, в понятие счастья входит перспектива. Вот, например, в Омске она неважнаянаиболее энергичные уезжают. На Кубани перспективы лучше, поэтому едут к нам. Конечно, тут играют роль и природные условия, но не самую главную. Например, в Сургуте перспективы лучше, чем в Ставрополе.

Лет 15 назад умудренный жизнью коренной ставропольчанин так сказал мне про своего губернатора: «Я думаю, не важно, коммунист у руля или демократ, был бы умный человек. А у нас – дурак…» Дальнейшие события его мнение подтвердили.

Перспектива включает рост доходов, но им не исчерпывается. Она и в том, что умелым и достойным открыта дорога наверх. Что решения там принимаются взвешенно, не в пожарном порядке и не перекраиваются через год. В том, что общество и люди поддерживают друг друга, а не грызутся за куски пожирнее.

История знает: крушение целых стран нередко начиналось с упадка морали. Рим времен Калигулы, поздняя Византия, закат Бурбонов, Османской империи. Распутинские годы России, советский застой, украинский нацизм. Будучи порождением экономики, культура и сама оказывает на нее сильное влияние. Тянуть уже некуда – власти придется громко, на всю страну отвергнуть нынешнюю мораль стяжательства. С этой моралью западный мир неуклонно деградирует. А восток, наоборот, бурно растет на морали коллективизма.

Нет, конечно, в Китае достаточно миллиардеров. Но попытки нажиться за государственный счет там караются твердой рукой, несмотря на высокое положение. За взятки приговорено к смертной казни около 10 тыс. чиновников, а трое создателей финансовых пирамид расстреляны публично.

Тут не в строгости сила, а в четкой позиции власти. Уж если она декларирует, что работает на благо страны, то повышать себе зарплату, кичиться роскошью, пусть даже заработанной, должно быть стыдно. Для государственного человека достойной целью является не груда злата, а уважение людей.

5. Заключение

Можно было из сказанного сделать десяток конкретных выводов, но я ограничусь двумя, самыми главными.

1.Нам нужно любыми усилиями добиться, чтобы деньги, как в СССР, опять стали средством, а не целью существования. Оттеснить мораль стяжательства на далекий задний план бытия.

2. Страна не сможет развиваться дальше, если не обуздает бюрократизм, опутавший все сферы жизни, от экономики до семьи и школы.

Тут я предвижу боевой клич тружеников пропаганды, требующий немедленно выдать на-гора конкретную программу реформ, которую они тут же попытаются раздолбать. Нет, господа, это будет предмет отдельного разговора. А пока я задам желающим несколько простых вопросов.

—   Почему бы не сократить численность наших парламентариев в 2-2,5 раза? На всех уровнях. Глядишь, количество глупых законопроектов радикально сократится.

—   Почему у наших законов нет авторов? Меня особо интересует автор налогового маневра, в результате которого нефть внутри страны станет на 20% дороже, чем на экспорт. В Китае такого автора расстреляли бы, а тут даже плюнуть не в кого…. 

—   Отчего бы не провести ревизию наших законов и вычеркнуть из них все, что систематически не исполняется? К примеру, на исполнение закона о любительском рыболовстве  никаких сил нет. Браконьеров-то укоротить не можем, а тут 20 млн любителей будем ловить за плотвичку.

—   Почему бы не отправлять в отставку чиновников, которым уже давно нет доверия? Вот Д.Медведеву доверяет целых 7,6% населения, не доверяет – 24,6%, индекс доверия — минус 17% (хуже, чем у Навального!). Пару лет отработал с такими результатами – неси заявление об отставке. Закон принимать не нужно, просто ввести обычай в практику.

—   Отчего бы не развернуть широкую кампанию за укрепление семьи, массовый спорт, здоровый образ жизни? И денег-то для этого много не потребуется, стадионы пустуют, спортзалы строятся, нужно лишь желание. Китайцы вон тысячами на улицах зарядку делают.

Вот и думается мне, что ликвидация стяжательства и бюрократических устремлений должна стать главной задачей новой российской идеологии. Во всех сферах.

Партия, которая возглавит урезание охреневшего бюрократизма получит народную поддержку и власть на долгие годы. Не исключаю, что такой партией станет ЕР (после доброй чистки) или отделившаяся от нее наиболее думающая часть.

Не верите? Понимаю, устали уже от напрасных надежд. Что ж, вспомните мои слова лет через десять.

Обсуждение — 397 комментариев

6 responses to “Мой взгляд на ситуацию в стране. Часть 3. Культура”

  1. Шикарный текст!!!
    Согласен не со всем конечно. Кино : Питер FM очень хороший фильм, Старик Хоттабыч, ну и серbалы, разные.
    Пес, мак Мафия. Многое в СССР было симбиозом Одессы и Ленинграда. Вот в середине, и появлялись интересные вещи.
    Канал Культура, пожалуй лучшее, что можно сейчас смотреть. Особенно поутру, только если не идет пена из Индии.
    Спасибо.

    Ответить

  2. Dmitry:

    С днём геолога!! Хорошего чутья.

    Ответить

    • Александр Хуршудов:

      Спасибо! Я в общем-то не геолог, а добычник. Геолог у меня жена….
      А брент пробил $70 и теперь будет расти еще на 8-10 долларов…..

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 3 =