Изнанка свободы

Изнанка свободы

После моих размышлений о том, что есть семья для мужчины один из читателей резонно заметил, что далеко не все в этой самой семье нуждаются. И предложил написать об одиночестве, которое С.Лукьяненко метко назвал «изнанкой свободы». Тема показалась мне достойной, результат – перед вами.

Изящней рук на свете нет,

туман зеленых глаз опасен.

В тебе всё музыка и свет…

но одиночество прекрасней.

А. Дольский

С древних времен племена, народы и семьи шли путем своих предков. Нелегкие условия требовали выживать; родить и вырастить много детей во всех верованиях считалось благом. Но всегда были и те, кто семью создать не захотел или не смог. Личности без родных и близких. Одинокие.

  1. Ущербные и служивые

Человечество, как и другие виды, развивается путем естественного отбора. Слабые, болезненные, чудаковатые имеют меньше шансов выжить и произвести потомство. Они проигрывают в брачной конкуренции. Так было всегда.

Кроме того, одиноких поставляла бедность. Не каждый мужчина мог заплатить калым у кочевников (и многих других народов). От вымирания спасали многоженство и многодетность, а бедняки пополняли наемные армии. За ними в обозах шли такие же одинокие маркитантки и куртизанки. Ибо человек не может жить вне общества, и общество всегда старается найти ему применение.

Еще одним поприщем для бессемейных стали религии. Первые буддийские монахи появились 2,5 тыс. лет назад, за 8 веков до христианских отшельников.  В Европе и России монашество переживало подъемы и спады, но численность его никогда не превышала 0,08% населения. Иногда монашеские ордена или монастыри богатели, но правители находили способы их ограбить или даже уничтожить.

Всякое общество, радея о своем сохранении, изо всех сил оберегало семью. В христианских странах брак освящала церковь, разводов она не допускала. У простого народа не создать семью было несчастьем, разрушить ее – позором. А для родовитых и состоятельных поэты и сказочники воспевали любовь.

Любовь… Любопытнейшая штука. Она одновременно иллюзия и реальность. Иллюзия – потому что внушаема, бесплотна, ни потрогать, ни измерить ее нельзя. А реальность – потому что окрыляет, придает сил, для многих становится целью всей жизни.

Таким образом, в исторические времена одиночество было уделом тех, кто в чем-то не ладил с обществом, не соответствовал его канонам. Отказываясь от родных, от возможности иметь детей, эти люди, тем не менее, работали на общество в целом, на его защиту, потребности, духовное просвещение. Одиноких было немного. Ситуация начала круто меняться примерно 60 лет назад.

2. Успехи индивидуализма

Идеологии ленивого эгоизма, эпикурейства возникли еще в древности, но имели мало поклонников. Значительно позже появился анархизм, провозгласивший превосходство личности и свободы над обществом, но дальше «республики Гуляйполе» дело не пошло. Только в 60-х годах прошлого века американская писательница Айн Рэнд (Алиса Розенбаум, к слову, уроженка С-Петербурга) в нескольких книгах сформулировала философию либертарианства, активного индивидуализма. Центром ее является творческая личность, которая любит деньги и себя, а до остальных ей дела нет. Процитирую:

Даже в привыкшем к эпатажу американском обществе такой бред вызвал море критики. Мадам кипела ненавистью к России, власти это приняли благосклонно, но, войдя в раж, она метала молнии в любой коллективизм, благотворительность, религии – все, что несет добро не себе, а другому. Правда, семью бездетная Рэнд обходила молчанием. Остановимся на минуту, чтобы понять, почему либертарианство (а это основа нынешнего либерализма) укрепилось в США; оно популярно там и поныне.

Это были годы бурного роста коммунистической идеологии. Опередив свое время, она распространялась в странах Азии, Африки, Латинской Америки. Американцам, как воздух, нужна была своя идея, способная конкурировать в борьбе за умы. И героем дня (на смену везучим ковбоям и шерифам) был избран предприниматель. Эдисон, Форд, Дисней, Гейтс, сейчас к ним присоединились Маск и Безос. Сами они уже ничего не изобретают, но их деньги – главный двигатель прогресса. Обеспечьте им права человека, не мешайте налогами и моралями, и это будет самый современный капиталистический рай, потому что каждый якобы может добиться богатства. Ложь, разумеется. Но очень наглая, а потому вдохновляет легковерных…

В порядке отступления: увы, никакого конкурента для коммунистической морали до сих пор создать не удалось. Не зря она впитала в себя лучшие каноны мировых религий, расширив их в области патриотизма и коллективизма. Ибо любое человеческое общество лишь в малой степени живет соперничеством, а в основной – прирастает сотрудничеством. Это мировая тенденция. 

Индивидуализм был удобен еще и тем, что позволял всласть троллить СССР «нарушением прав человека», но и тут успеха у людей не имел. Настойчивая попытка внедрить его в России состоялась при Ельцине, в проклятые 90-е годы. Были переведены на русский книги Айн Рэнд, организованы чтения по радио, но восприняли их лишь либеральные деятели да бандиты. Не надо топать ногами, криминальная мораль точно так же считает деньги главной ценностью. Время от времени в стране еще всплывают на поверхность проповедники индивидуализма; вот, например, один из них. Небольшая цитата:

Ну, общепринятые удовольствия всем известны: жрать, пить, баб любить… Есть более изысканные – власть заполучить, деньги копить. Скупого рыцаря помните? Герой нашего времени, счастливый человек. А если помощь больной матери удовольствия не приносит, то и хрен с ней, с матерью.

Индивидуализм (в первую очередь, в западных странах) явился одним из инструментов разрушения семьи, но главным фактором в этом процессе, как и положено, стала экономика.

3. Семья отступает

Если раньше без семьи нельзя было выжить, вырастить детей, то ныне в состоятельных странах эти угрозы полностью исчезли. Женщины включились в работу и уже не боятся потери кормильца. Есть детские пособия. Однако с ростом благосостояния падала и рождаемость; видно, чтобы растить детей, одних денег недостаточно, нужно что-то еще.

Динамика рождаемости, числа браков и разводов в России приведена на рис.1. Роль экономических процессов прослеживается прекрасно.

Рис.1

После пика послевоенных лет рождаемость в РСФСР очень медленно снижалась в интервале 1,9-2, в кризисные 90-е произошел обвал до 1,195 (в 1,6 раза), затем за 14 лет экономического роста она увеличилась до 1,75. Два последних года снижения (на 11%), увы, указывают на падение доходов. Здесь их не скроешь манипуляциями с цифрами; потомством обзаводятся те, кто верит в свое будущее, а не в разговоры по телевизору.

В ЕС ситуация хуже. В Мюнхене, Франкурте и Париже число одиноких жителей превысило 50%. Почти половина домохозяйств Швеции состоит из одиноких взрослых без детей. Средний возраст вступления в первый брак здесь составляет 33 года для женщин и 35,7 лет для мужчин. И 47% браков распадается. Коэффициент рождаемости в ЕС — 1,55 ребенка на одну женщину; в лидерах здесь Франция (1,99) и Великобритания (1,83), но там большую долю рождений дают иммигранты.

Бытует мнение, что рождаемость падает с ростом пенсионного обеспечения. Это не так. Дети были и остаются единственным источником существования стариков лишь в беднейших обществах, в горном ауле или китайской деревне. Но взгляните на рис.1 — в 2000-2014 г.г. рождаемость неторопливо росла вместе с пенсиями. А до этого, в 90-х они вместе падали.

На мой взгляд, проблема в том, что многие государства прекратили поддержку семьи и уже несколько десятилетий работают на ее разрушение. Отношение властей к институту брака ухудшается. Когда-то он был таинством, божественным промыслом, а ныне стал сделкой финансовых субъектов. Интимная жизнь обсасывается до косточек, главной целью ее стало получить удовольствие. Заметьте, не одарить им, а получить. Законный брак постепенно растерял государственные льготы (осталось право льготного наследования, но кто в молодые годы думает о смерти?). Распространяется т.н. гендерная идеология, стимулирующая взаимное отторжение мужчин и женщин. Настоящим торжеством бюрократии стала ювенальная юстиция; из-за абсурдных требований опеки ни одна семья не может быть гарантирована от насильственного изъятия детей. Про гомосексуальные браки даже писать не хочется, тошнит.

Полное впечатление, что одуревший золотой миллиард решил кастрировать сам себя. Богатым странам пока удается сохранить численность за счет притока мигрантов, дело это для бюрократии выгодное, позволяет со вкусом распоряжаться фондами помощи. Менее состоятельные государства постепенно вымирают. Россия движется в том же направлении: мегаполисы уже близки к Европе, но провинция еще в Азии. Впрочем в небедных азиатских странах число одиноких тоже быстро растет.

К тому же одиночество стало другим. Вот что пишет о себе молодая женщина:

Я не уверена, что мне суждено выйти замуж. 30 мне исполнилось в октябре, и я все еще одна. Предыдущие 10 лет были потрясающими. Я занималась пиаром в сфере гостеприимства и развлечений в Лас-Вегасе, работала со звездами и посещала мероприятия, которые транслировали на весь мир. Я получила степень магистра, много путешествовала. Но с любовью мне не везло, только несколько коротких романов.
Два года назад я вернулась в Чикаго, потому что не надеялась встретить подходящего мужчину в Лас-Вегасе. Я думала, что мне повезет больше на Среднем Западе, где я выросла. Надежды не оправдались, но я не унываю. В Чикаго у меня отличные подруги. У меня есть любимая работа и очаровательный пес. Я забочусь о нем, как о ребенке. У меня прекрасный дом и хорошая машина, я много путешествую.

Ныне одиночество живет не ради общества, а для себя. Ради собственного удовольствия. И больное общество не протестует, оно лишь иногда отказывает такому человеку в потомстве. Понятно, обществу такие гены без надобности, оно поощряет рост числа более активных африканцев, арабов, китайцев или узбеков.

4. Когда свободы слишком много

Очень не хватает свободы в 16 лет, когда голова полна идей и хочется все попробовать самому. Хороша свобода и в 25-30, когда сил немерено, работа не в тягость, можно бить копытом под заинтересованные взгляды лиц противоположного пола. Некоторых устраивает свободное одиночество и в 60 (если деньги есть), гуляй себе, путешествуй, ничем никому не обязан. Позднее, когда приходят болезни, оно уже не радует.

У японцев есть понятие «кодокуши», одинокая смерть. За год более 30 тыс. стариков (чаще мужчин) умирают там в полном одиночестве, причем их тела обнаруживают через месяцы и даже годы. Растет количество таких смертей и в России. 

Дэйл Карнеги писал: так же, как здоровье, сон и пища… человеку необходимо сознание собственной значимости. Разумеется, есть самодовольные эгоисты, которым плевать на мнение других. Но остальным оно жизненно важно. У них сохраняется пронзительная потребность делать добро и любить. И когда нет любимых среди людей, их находят среди зверей.

В США 81% владельцев домашних животных ценят своих питомцев так же, как детей, а 44% оставляют им наследство. Больше всего там кошек, 76,5 млн. В России каждая вторая семья имеет домашнего питомца; продажи кормов для животных растут в четыре раза быстрее, чем в розничная торговля в целом. Объем их уже достиг 5,5% рынка продовольственных товаров (177,4 млрд руб. в год), ожидается его удвоение в течение 6 лет.

Конечно, воспитать, скажем, собаку легче, чем дитя. Твой четвероногий друг полностью тебе подвластен, на него не влияют школа, улица, вранье в СМИ и прочие опасности. Он не отобьется от рук, не забудет, не предаст. Он бесконечно благодарен тебе за корм и ласку и платит за них самой бескорыстной собачьей любовью. Похоже, насмешливо-обидное выражение «сукин сын» скоро исчезнет, а появится комплимент «сукин папа»… Но пора нам уже сформулировать некоторые выводы.

5. Заключение

Верно поет певица: одиночество – сволочь. Оно манит легкой долей, впечатлениями, расслабляет, чтобы потом остаться с тобой у разбитого корыта. Думается мне, оно намеренно пропагандируется бюрократией, ибо разрозненными людьми легче манипулировать.  

Вымирание человечеству все же не грозит: через 50-70 лет людей станут в нужных количествах создавать искусственно или клонировать. Технические возможности будут отработаны раньше; проблема, как обычно, в моральных аспектах. Ибо можно создавать бездушных солдат-исполнителей, можно – подвижников не до конца понятного нам коммунизма. При массовом производстве людей человечество уже не будет развиваться по законам естественного отбора. Это будет отбор искусственный, и на этом пути нас ждет немало тяжких ошибок.

В одном я уверен: мир отвергнет идеологию эгоизма и потребительства, как морок, как наследие голодных веков. Вспомним Стругацких: «Истинный исполин духа не столько потребляет, сколько думает и чувствует». Увы, гениальные мысли всегда появляются раньше своего времени; массовое их осознание приходит к нам трудно, через долгие годы. Но оно обязательно приходит. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 62 = 65