Мир вступил в общество взбесившейся информации

Мир вступил в общество взбесившейся информации

Пару лет назад я пришел к выводу, что нынешний общественный строй в технически развитых странах нужно называть бюрократическим социализмом. Но человечество развивается стремительно; социализм утвердился не так давно, а в нем уже проявляются черты следующей общественной формации. Ее предвидели 80 лет назад и назвали «информационным обществом». Сейчас я попытаюсь на базе классового подхода обрисовать его сущность и основные проблемы.

В порядке отступления. Сам я считаю деление общества на классы весьма условным. Это всего лишь удобный способ анализа. Коль разные (большие) группы людей (классы) играют различную роль в производстве, разумно выделить их общие интересы; столкновение этих интересов часто (хотя и не всегда) является движущей силой развития экономики и общества в целом.

1.Потребление растет и структурно меняется

Испокон веков люди боролись за выживание. Неурожаи, войны и болезни выкашивали огромные территории, потому главной ценностью была еда. Лишь примерно 50 лет назад богатые страны стали регулярно обеспечивать себя продовольствием; чуть позже были удовлетворены потребности и в других товарах.

Однако человек не в состоянии уплетать ежедневно 3 кг еды, носить одновременно десяток костюмов, ездить на пяти автомобилях. Его физические потребности ограничены, и в последнее столетие наблюдался быстрый рост потребностей духовных. Они вторичны: без пищи человек умрет, а без веры или музыки сохранит жизнь, хотя она станет более скудной.   

Среди духовной пищи информация является самым выгодным товаром. У нее есть уникальное свойство – неотчуждаемость; при продаже владелец ее не теряет и может продать еще много раз. Тысячи лет назад китайские военачальники высоко ценили информацию и платили за нее своим агентам. Однако массовое производство информации, как новостной, так и рекламной, началось с развитием типографской печати.Следующийрывок пришелся на период телевидения, которое от зрителя не требует даже грамотности. А с появлением интернета потоки информации пошли в трех направлениях: появилась обратная связь читателей с порталом и возможность обмена информацией между ними.

Сейчас количество информации на серверах только одной Google выражается цифрой с 19 нулями, за последние 8 лет оно увеличилось в 10 раз. А ведь еще 25 лет назад ничего этого не было. Для хранения информации Google использует примерно миллион серверов. Но у компании Amazon их еще больше – 1,4 млн.

Ниже в таблице я привел данные капитализации  десяти крупнейших публичных компаний мира на 20.01.2020. Конечно, нынешний кризис их потрепал, акции упали на 15-20%, но состав лидеров практически не изменился. В нем 6 корпораций, производящих гаджеты и программы, 2 интернет-торговца и лишь две компании материального производства. А мировой рынок интернет-рекламы за последние 10 лет вырос в 4,7 раза и достиг $294 млрд.

Таблица

Нет сомнений – информационная индустрия растет огромными темпами. Но, кроме того, информация в явной или неявной форме присутствует в любом товаре. Покупая в магазине колбасу, мы вместе с ней приобретаем сведения о ее составе. Осваивая бытовую технику, изучаем инструкции. Супердорогой автомобиль ценен тем, что несет информацию о богатстве владельца; иногда впечатление обманывает, тогда это называется дезинформацией. А что такое туризм, как не эмоциональное восприятие информации о неведомых землях и их жителях?

Быстрыми темпами информационная деятельность становится основным способом производства в обществе, а это признак зарождения новой общественной формации. Теперь посмотрим, кто создает информацию, и кто извлекает из нее выгоду.

2.Производители и манипуляторы

Фундаментальную информацию производят ученые, оперативную – журналисты, системы ее обработки и хранения – программисты. Авторами эстетической информации, для души человеческой, являются люди искусства. Есть множество других специальностей – проектировщики, дизайнеры, аналитики, экологи, психологи и др. и пр., и все они работают на создание информации, которая продается, покупается и потребляется. Объединим их в единую группу (класс) и назовем инфопроизводителями.

Они, конечно, могут сами продавать результаты своего труда любому желающему, но это уже другая специальность, торговля, и больших успехов им в ней не достигнуть. К тому же разрозненная информация меньше ценится. Поэтому большинство инфопроизводителей работает по найму, за зарплату и премии, а тогда право на произведенную ими информацию переходит к их нанимателям.

Это, разумеется, владельцы СМИ и других информационных ресурсов. Но не только. Это еще и те, кто заказывает им тематику, в первую очередь, представители власти. Огромная сила массовой дезинформации была по достоинству оценена еще Геббельсом со-товарищи; сейчас этим прониклись абсолютно все политики. Структура управления информацией многоступенчата: наверху – власть имущие и олигархи, ниже – владельцы и менеджеры СМИ, еще ниже – жуликоватый бизнес, а в самом низу — рядовые дезинформаторы, непосредственные изготовители нужных сообщений. Объединим их под общим названием «инфоманипуляторы».

Тут сразу заметно некоторое противоречие. Ведь журналист может давать правдивые, объективные сообщения, а может что-то подтасовать, о чем-то намеренно умолчать. Он может, наконец, просто ошибиться. Подход здесь должен быть тот же, что и в других отраслях. Если производишь качественную продукцию, исправляешь допущенные ошибки, ты — труженик, а если фальшивую, ради чьей-то выгоды – жулик, манипулятор.

Перейдем к интересам. Производители информации, разумеется, заинтересованы в заработке, а он кардинально зависит от тиражирования, востребованности их продукции. За это им повышают зарплату, у них растут рейтинги. Кроме того, им нужна большая и понимающая аудитория, которая эту информацию оценит.

Интересы манипуляторов сложнее. В первом приближении они состоят в получении высоких доходов. Но прямые продажи информации малы по сравнению с выгодой, которую можно получить косвенным путем. Все крупные биржевые спекуляции начинаются с информационного обеспечения, без него они обречены на неудачу. Впрочем, не только биржевые, любые. Типичным и давно известным образцом информационной манипуляции является финансовая пирамида. Приведу еще несколько примеров.

Украинский переворот. Шесть лет назад США вложили в антироссийскую пропаганду на Украине $5 млрд. Сейчас там распоряжаются американские политики и компании, но доходы у них пока скромные, ибо главный приз впереди. Это 32 млн га пахотных земель, треть черноземов Европы, продажу которых недавно одобрила Рада. Нынешняя оценка их стоимости колеблется в интервале $1-2 тыс./га, а в соседнем ЕС земля в 10-20 раз дороже. Размер приза превышает $500 млрд. Украина из последних сил сопротивляется и пока разрешила покупку земли только своим гражданам. Но денег у нее нет, и МВФ (в котором доминируют американцы) методично ее додавит, задерживая выдачу очередных кредитов. Потом землю купят американские дельцы и компании, получат с нее доходы, отправят их в США и там заплатят налоги.

Манипулирование информацией вообще удобно вести в бедных странах, с менее образованным населением. Вспомните, как дешево обходились организаторам первые цветные революции. Но и о своих гражданах они не забывают.

Сланцевая «революция». Когда 12 лет назад успехи горизонтального бурения принесли неплохие притоки газа из пластов с ничтожной проницаемостью, никто особо не удивился. В мировом масштабе эти новые запасы были каплей в море. Но Америка остро нуждалась в газе, а кроме того, чуть не лопалась от свободных денег, которые искали себе применение. Потребовалось 2 года интенсивной обработки мозгов, после чего власти, инвесторы и даже большинство специалистов уверовали в новую «революцию». И деньги рекой хлынули туда.

Надо сказать, что трезвые голоса там были всегда. К примеру, Агентство энергетической информации США регулярно обращало внимание на высокую стоимость добычи сланцевого газа, и даже в лучшие времена оценивало его доказанные запасы в 5% от мировых (10 трлн м3). Но кто будет слушать занудных специалистов, когда в прессе регулярно и с помпой приводятся цифры в 10-20 раз больше? На таком восторге в сланцевую добычу вложились $1,1 трлн; обратно вернулось на $300 млрд меньше. Хрестоматийным примером стала судьба компании Chesapeake Energy, которая за 13 лет принесла $13,8 млрд чистых убытков, подешевела в 40 раз и недавно объявила о банкротстве.

Кто потерял деньги? Частные инвесторы, акционеры и банки-кредиторы. А кто деньги получил?  Владельцы земель, подрядчики по бурению и прочим сервисам, биржевые спекулянты, налоговые службы и (в особо крупных размерах) – топ-менеджеры добывающих компаний. Отметим, что от произведенного ажиотажа выиграл весьма широкий круг людей; не удивительно, что голоса реалистов в этом хоре были не услышаны.

Прибыльные эпидемии. Капитализм приравнял медицину к обычному бизнесу: кто не платил, мог уповать лишь на милосердие. Бюрократический социализм ввел медицинское страхование: между врачом и пациентом встал регулирующий чиновник, который норовит урвать деньги у обоих. К концу прошлого века все зажиточные страны были уже прочно опутаны сетью неизлечимых болезней и неизлечивающих лекарств. В результате затраты на медицину, например, в США достигли 16% ВВП ($2,26 трлн), а врачи прочно утвердились в десятке самых престижных и высокооплачиваемых профессий. 

Но любой бизнес стремится расти до небес, и в этом смысле для медико-финансовых воротил наметилась неприятная тенденция: люди стали уклоняться от лечения. Более трети россиян при заболеваниях не обращаются за медицинской помощью, и среди них не только простуженные, но даже онкологические больные. Не верят они докторам, половина из них отказывается потому, что предпочитает лечиться самостоятельно. Медицинский бизнес страдает от недополученной прибыли, а значит ему надо людей до смерти напугать и лечиться принудить. Проще всего это достигается угрозой эпидемии.

Первая масштабная попытка была сделана 11 лет назад с вирусом H1N1, получившим в прессе название «свиной грипп». Выявили его у свиней, но затем появились штаммы, циркулирующие у человека. Инфекция передается воздушно-капельным и контактным путем, поражает верхние дыхательные органы, но опаснейшим осложнением является ее воздействие на мелкие сосуды, нарушение циркуляции в них крови, пневмония и отек легких. Узнали симптомы? Как только H1N1 обнаружился в нескольких странах, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) поспешила объявить пандемию, а это высшая стадия развития эпидемического процесса.

Однако свинский вирус надежд не оправдал. Хотя его обнаружили в 140 регионах, но общее число заболевших на пике 2009 года составило всего-то 255,7 тыс. чел., умерших – 2627 чел., а последующие вспышки были и вовсе пустяшными. В результате Парламентская ассамблея Совета Европы обвинила ВОЗ «в действиях, приведших к растрате государственных средств и внушению населению необоснованных страхов». После такого пинка медицинские хитрецы видимо поняли: чтобы получить по-настоящему страшную эпидемию, нужно создать ей благоприятные условия, нужно заразу НЕ ЛЕЧИТЬ. И в этом направлении были сделаны конкретные шаги.

Издавна при вирусных инфекциях для предупреждения и лечения пневмонии использовалась физиотерапия, всякие там УВЧ, электрофорез (на мой взгляд, прекрасный метод), ингаляции, компрессы и тепловые процедуры. Именно они активируют микроциркуляцию в кровеносных сосудах пораженного органа, а это основа лечения многих болезней вообще и пневмонии в частности. Все эти средства, даже горчичники, были из официальных рекомендаций молча, без серьезных оснований вычеркнуты. Под абсолютно фальшивым предлогом был запрещен разжижающий кровь аспирин, он теперь при гриппе стал «строго противопоказан».

В результате к приходу COVID-19 медики были «вооружены» таким арсеналом: капли в нос, пастилки от кашля, парацетомол, обильное питье и десяток антивирусных препаратов западного производства. Ни один препарат не имел подтвержденной эффективности, некоторые были лучше плацебо на 30-50%, другие и того меньше. При такой имитации лечения у слабых и запущенных пациентов закономерно возникала вирусная пневмония и собирала свою долю жертв. К тому же принятые карантинные меры ей были на руку: принудительное ношение масок затрудняло больным дыхание, полезный при пневмонии свежий воздух попал под запрет, а больницы и наспех устроенные обсерваторы стали рассадниками инфекции.

Все это сопровождалось небывалым информационным накатом. Против злобного вируса нет иммунитета!!! Есть, но очень кратковременный, уже отмечены повторные заражения!!! Вирус зверски живучий, он передается контактно и бесконтактно, через системы вентиляции и канализации, дверные ручки и куриные ножки, рукопожатие, поглаживание, пошлепывание, а также фекально-оральным и колбасно-угощательным способом. И хотя  по заболеваемости и смертности COVID оказался не страшнее обычного сезонного гриппа, цель была достигнута – удалось спровоцировать панику в мировых масштабах. Были закрыты границы, остановлены предприятия, мировой экономический кризис существенно углубился. Кто же от этого выиграл?

В первую очередь, медицинские боссы. Лечение больного коронавирусом на дому оплачивается нашим фондом медицинского страхования в размере 26,6 тыс. руб. В стационаре сумма возрастает до 200 тыс. руб. Но Россия – страна небогатая, и медицина у нас не жирует. А в США один день на аппарате искусственной вентиляции легких (ИВЛ) обходится страховщикам в $6-12 тыс. (!!!). Заметьте: медикам безразлично, выживет пациент или помрет; огромные деньги они получают не за результат, а за сам процесс лечения.

Добавил себе доходов околомедицинский бизнес: маски и антисептики раскупались миллионами, а правительства радостно рапортовали о покупке сотен аппаратов ИВЛ, на которых 60-80% больных умирали. Для разработки вакцины против COVID-19 государствами мира уже собрано $7,4 млрд. Их уже осваивают.

Выиграли власти западных стран. Еще в феврале, до начала эпидемии там начался финансовый кризис, и нужно было отвечать за провальную политику. Эпидемия им пришлась как яичко в Христов день, на нее с облегчением списали все проблемы. Некоторые лидеры, переболев, даже улучшили свой пламенный образ в глазах народа. Впрочем, паника уже затихает, а производство стагнирует, посмотрим, что будет дальше.

Выиграли чиновники всех стран и мастей. Они получили еще одну возможность принуждать, унижать, штрафовать людей с неплохой перспективой для своего кармана.

Из примеров видно, что манипуляторы используют людские эмоции: ненависть, жадность, страх. Думающий, рассудительный человек для них помеха, он их потенциальный противник. Они заинтересованы не то чтобы в совсем глупом, но в слабо образованном и экзальтированном населении. Поэтому в школах детей не перегружают знаниями, щадя нежную детскую психику. Поэтому в институтах и компаниях растят узких специалистов: ты можешь быть хоть трижды профессором, знающим все про кольчатых червей или ленточные фундаменты, но останешься невежей во многих жизненных аспектах. Поэтому развелось немерено дрянных ВУЗов, выдающих за деньги дипломы вместо знаний. Поэтому женщины, включая не всегда адекватных феминисток, де-факто имеют больше прав, чем мужчины, они более эмоциональны и легче ведутся на агитацию и рекламу. Поэтому артистам, спортсменам и просто красавицам масс медиа помогают сформировать толпы поклонников; на что способны возбужденные футбольные фанаты, они показали в Одессе.

Именно поэтому поощряется иммиграция из слаборазвитых стран; мигранты – не только дешевая рабочая сила, но и прекрасный материал для манипулирования. Наконец, поэтому стимулируется рост численности людей с психическими отклонениями, легальных наркоманов, пофигистов, гомосексуалистов, садо-мазохистов и прочих ЛГБТ; чтобы убедиться в их истеричности, достаточно взгляда на любой гей-парад.

Здесь, на мой взгляд, и содержится главное противоречие информационного общества. Производители информации заинтересованы в просвещении людей, а манипуляторам выгодно держать их в плену недомыслия и возбуждаемых эмоций.

Вокруг этого противоречия идет ожесточенная борьба как в состоятельных странах, так и в мировых масштабах. Манипуляторы имеют сильные позиции в ЕС и США, быстро растущие страны Азии и Америки пока лавируют, стремясь сохранить объективность информации. Россия оказалась посередине. Более 30 лет западные советчики пытаются втянуть ее в свой лагерь, но не выходит. Нас пока выручает мораль.

3.Трансформация морали

Информацией манипулировали всегда. Но общественная мораль порицала лжецов, осуждала жуликов. Нынешнее катастрофическое распространение инфоманипуляций не могло обойтись без серьезного изменения морали. И оно происходит быстрыми темпами.

Исчезают стыд и совесть. Когда ежедневно обманывают миллионы людей, невозможно этому стыдиться. И развернулась активная борьба со стыдом. Нет ничего стыдного! Можно ходить голым по улице, плясать в храме, интимно общаться где попало, хамить незнакомым и плевать на знакомых. Лишь бы это было тебе удобно. Еще проще с совестью. Зачем эти ненужные самокопания? Они вас унижают, ограничивают, а это вредно для здоровья. Надо радоваться жизни. Примите энергетик и радуйтесь.

Зато обман становится нормой. И наглость. Реклама обманывает. Бизнес хитрит. Ученые подтасовывают. Политики передергивают. Новой формой обмана стала полуправда, она буквально заполонила СМИ. Все обманывают, это уже считается элементом конкуренции между людьми, компаниями и странами. Стоит уличить обманщиков, на их защиту бросается стая однокорытников. Выборочно приводили статистику? Это ошибка, они нечаянно. На протяжении многих лет? Значит им давали такую исходную информацию. Ложно трактуют результаты исследований? Авторы имеют право на свое мнение. Если ты, конфуций хренов, намерен их опровергнуть – флаг тебе в руки. Но публиковать твои сопливые аргументы никто не будет. Опубликуешь на массовом ресурсе сам – их удалят.

Патриотизм, долг, смелость, честность, даже дружба и любовь — все эти моральные категории мешают манипуляторам управлять людьми. Им нужны человекообразные, живущие на уровне рефлексов: скидки объявили – бегом в магазин, пенсию увеличили – слава нашему руководству. Раньше других это увидели гениальные братья Стругацкие; не удержусь, приведу их цитату:

Ну что за тоска! Дурака лелеют, дурака заботливо взращивают, дурака удобряют, и не видно этому конца… Дурак стал нормой, еще немного — и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него восторженные хороводы. А газеты водят хороводы уже сейчас. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты бодрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистичный, дурак, и какой ты, дурак, умный, какое у тебя тонкое чувство юмора, и как ты ловко решаешь кроссворды!.. Ты, главное, только не волнуйся, дурак, все так хорошо, все так отлично, и наука к твоим услугам, дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни о чем не надо думать… А всяких там вредно влияющих хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем (с тобой, да не разнести!). Чего они, в самом деле! Больше других им надо, что ли?.. Тоска, тоска…

Российские либералы, как во власти, так и в оппозиции, новую эту паскудную мораль приняли с пониманием, ибо она способствует их немалым доходам. А народ угрюмо сопротивляется, и для этого есть причины.

Главная состоит в том, что люди у нас небогаты. Примерно 10-15% состоятельных имеют деньги и возможности разной дурью маяться, возбуждаться и пугаться, а остальным некогда, все их помыслы заняты добычей хлеба насущного. Когда власть, стремясь привить гражданам послушание, устроила им на 65 дней самоизоляцию, народ чертыхнулся в ее адрес и кинулся искать хоть какие-то заработки. Паниковать ему было недосуг.

Другая причина в том, что живем мы не на Канарах, тайга и север, нечерноземье и сухие степи требуют от людей взаимопомощи и взаимовыручки, на рефлексах тут не прожить. И не только у нас. Скандинавские страны, к примеру, сильно коронавирусной панике не поддались, а Швеция даже карантин не ввела.

Есть и третья причина. Исторически сложилась у россиян жажда знаний, тянулись к ним из дальних сел ломоносовы, и советская власть (спасибо ей за это) для ученья создала прекрасные условия. Потому хватает у нас думателей, которые словеса легко на веру не берут, все норовят своим умом проверить да на зуб попробовать.   

И в заключении попытаемся чуть-чуть заглянуть в будущее.

4.Добра без худа не бывает — придется худо урезАть

Бурное развитие средств информации сейчас породило некоторое головокружение от успехов. Человек вдруг стал экономить массу времени: он виртуально стоит в очередях, по скайпу консультируется у специалистов и дистанционно кормит любимую кошку. Автопилот уже управляет самолетами и поездами, скоро оседлает грузовики и автобусы. Перспективы ошеломляют и кажутся счастьем немереным.

Но уже видна и оборотная сторона медали. Высвобождаются люди, а где для них рабочие места? Куда они будут тратить свободное время: на спорт, путешествия или безделье с обжорством да компьютерные игрушки? Информацией все чаще и шире манипулируют в корыстных целях, а где у нас средства борьбы с этой напастью?

Самым опасным, на мой взгляд, является наметившаяся деформация морали. Ложь разлагает общество, люди утрачивают доверие друг к другу, а тогда они не способны решать общие проблемы. Это рождает кризисы во всех сферах: политике, экономике, экологии, культуре.

Однако оснований для глубокого пессимизма я не вижу. История убеждает меня, что прогресс человечества необратим. Потому сильно сомневаюсь я, что манипуляторам удастся превратить людей в тупо жующую отару под руководством энергичных козлов. Не зря говорят: у лжи короткие ноги. Успехи манипуляторов кратковременны, а потом реальность начинает выпирать из всех прорех, и общество меняет курс. Сейчас такой разворот событий мы с интересом наблюдаем в США. 

Есть, однако, еще одна, пока малозаметная опасность, которая грозит каждому человеку. Потоки информации выросли насколько, что мозг уже с трудом с ними справляется и с возрастом все чаще страдает потерей памяти. Этот процесс называют болезнью Альцгеймера. За последние 20 лет число таких больных в мире выросло в 1,77 раза, с 21 до 37,1 млн человек.

Медицина, как обычно, копается в  тонкостях, она видит причину старческого слабоумия в особых белках и пытается лечить его препаратами. Может быть, в этом и есть какой-то механизм, но суть проще. Память – это миллионы нейронов, информация кодируется их сочетанием и характером связей. Если она человеку нужна, он ее периодически освежает, и может хранить в мозгу сколь угодно долго.

Емкость памяти огромна, но все же не бесконечна. Поэтому мозг имеет замечательное свойство – забывать, стирать ранее полученную информацию. И чем больше ее в мозг поступает, тем больше ему приходится забывать. Тогда согласно закону тренировки функции Амосова в мозгу усиливаются механизмы незапоминания и забвения. Сейчас не важно, как именно они действуют, удовлетворимся тем, что они есть.

А теперь вспомните – есть семьи, в которых постоянно включен телевизор. Есть работники, весь день слушающие радио. Есть чудаки с ленцой, ежедневно блуждающие по 8-10 часов в интернете. Масса информации мимолетно фиксируется в их мозгах и быстро забывается; как говорится, «в одно ухо влетело, в другое вылетело». Разумеется, эти люди раньше других начнут страдать от потери памяти. Чтобы ее избежать, имеются две возможности.

Первая — ограничить поток информации, не загружать мозг ненужными деталями и впечатлениями. Поэтому я твердой рукой ликвидировал свой эккаунт в Фейсбуке, пусть этот океан мутной словесности волнуется без меня. ТВ вообще не смотрю: досужие разговоры, развлекалово и поток рекламы. Даже если не обращаешь на нее внимание, она все равно влияет на память. Недавно уменьшил время на просмотр новостей, 2-3 раза в день по 10 минут мне достаточно.

А вторая возможность в том, что принятую информацию надо использовать: осмысливать, анализировать, получать от нее эстетическое удовольствие. Тогда она не забудется, тогда будет происходить, наоборот, тренировка памяти. Можно и нужно, к примеру, периодически слушать любимую музыку. Но еще лучше самому играть или петь песни; многие из них запомнились с юности и никакому Альцгеймеру не подвластны.

Человек очень скоро осознАет опасные свойства информации и станет ее ограничивать. А пока я намеренно не держу постоянной связи с интернетом. Я хочу САМ управлять доступом к информации и не желаю служить ей мусороприемником.

В таком, обезвреженном виде информация будет прекрасно работать на общество. А вот когда человек ею насытится, когда добыть любую информацию станет проще, чем заказать пиццу, что станет для него следующей приманкой, желанной целью, двигателем прогресса?

Я думаю, творчество. Интересная работа, приносящая огромное удовольствие. Сейчас она доступна немногим, а когда-нибудь станет массовым явлением. Те, кому такая работа не досталась, займутся творческим досугом. Будут конструировать разные полезности, лечить зверье и природу, писать музыку и стихи… Сейчас на сайте stihi.ru 850 тысяч пишущих авторов (!!!), а представьте, что всякий желающий сможет овладеть стихосложением, и миллионы станут под настроение рифмовать свои мысли… Другие займутся совершенствованием себя, своего тела, здоровья, эрудиции. Верно сказал Чехов — в человеке все должно быть прекрасно.  

Думаете, я ошибаюсь? Посмотрим. Не мы, так внуки наши до этих времен непременно доживут. 

Обсуждение — здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

95 − 92 =