России придется самой ввести нефтяное эмбарго для враждебных стран

России придется самой ввести нефтяное эмбарго для враждебных стран

Этот развернутый комментарий подготовлен по просьбе Агентства нефтегазовой информации.

МОСКВА. США ожидают, что страны Европы введут эмбарго на поставки нефти из России «если не на этой, то на следующей неделе», заявила в четверг помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Карен Донфрид…

Брюссель, 16 мая. Главы МИД стран Евросоюза не смогут разблокировать в понедельник вопрос о нефтяном эмбарго в отношении России из-за серьезных разногласий. Об этом заявил верховный представитель сообщества по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель…

Президент РФ Владимир Путин ранее заявлял, что политика сдерживания и ослабления России — это долгосрочная стратегия Запада, а санкции нанесли серьезный удар по всей мировой экономике… Он добавил, что нынешние события подводят черту под глобальным доминированием Запада и в политике, и в экономике.

Мой комментарий:

Политики – мастера броского слова, а я предпочитаю оценивать проблемы в цифрах. Давайте посчитаем, какие доходы от экспорта нефти, газа и нефтепродуктов получила Россия в прошлом году, на что можно рассчитывать сейчас и в ближайшем будущем.

  1. Экспортная выручка 2021 года

Нефть. Данные по объемам экспорта нефти, выручке и сложившимся ценам приведены в табл. 1.

Таблица 1

Всего за год Россия экспортировала 230 млн тонн, в том числе, в страны ЕС – 108,1 млн т. Крупнейшим покупателем российской нефти уже несколько лет является Китай, который получил 30,4% нашего экспорта. Стоит отметить, что мировой рынок нефти хорошо сбалансирован танкерными перевозками, поэтому цены для разных стран получились близкими; различия связаны с размерами партий и дальностью транспортировки. Хотя наши нефтяные компании имеют долгосрочные договоры, например, с Китаем, но основные объемы экспортных сделок все же совершаются в плотной привязке к биржевым котировкам.

Природный газ. Данные по экспорту природного газа в разных источниках изрядно различаются, поскольку содержат объемы, проходящие через хранилища Газпрома в Европе. Кроме того, некоторые цифры включают поставки в Турцию, которая, хоть и занимает часть европейской территории, но не состоит в ЕС. Если продажа сжиженного природного газа (СПГ) по странам известна довольно точно, то цифры экспорта трубопроводного газа в СМИ варьируют в пределах 140-160 млрд м3. После небольшого анализа я принял максимально заниженную цифру поставок в ЕС в размере 128,2 млрд м3 (табл. 2).

Таблица 2

Поставки трубопроводного газа, в отличие от нефти, чаще осуществляются по долгосрочным договорам. Поэтому Газпром и таможня не раскрывают цены по странам и компаниям. Но общая выручка за газ по трубопроводам составила $55,5 млрд; это соответствует средней цене $273 за 1000 м3.

По экспорту СПГ бросаются в глаза чудовищно низкие цены. На срочном европейском рынке газа в прошлом году цена никогда не опускалась ниже $200, а с 4-го квартала прочно обосновалась выше $800. Похоже, низкие цены СПГ — это результат долгосрочных контрактов Новатэка, не совсем удачно заключенных ранее; кроме того, такие цены наверняка не включают стоимость транспортировки и разгазирования, которые обычно обходятся примерно в $150 за 1000 м3. Транспортировка в Японию, Китай и Корею дешевле, поэтому цена там получилась выше, чем при отгрузке в Европу.

Рост газовых цен в конце прошлого года сильно отразился на экспорте газа. В октябре-ноябре, когда цены Газпрома подобрались к $500, поставки упали на четверть (год к году), в декабре – на 33%, в 1-м квартале текущего года – на 26%. А вот экспорт дешевого СПГ, наоборот, растет.

Нефтепродукты. В прошлом году на экспорт было отгружено 137 млн т нефтепродуктов на сумму — $69,7 млрд. Светлые нефтепродукты (бензин, керосин, дизтопливо) составили 56,1%, темные (мазут и вакуумный газойль) – 40,8%. Транспортировка осуществлялась преимущественно танкерным флотом. Любопытно, что среднегодовая экспортная цена наших нефтепродуктов ($64,7 за баррель) оказалась чуть ниже цены нефти (см. табл. 1). Светлые были ненамного дороже нефти, темные – дешевле. Основные потребители – США и страны Западной Европы, но данные по странам я в публикациях не нашел.

В сумме экспорт нефти, газа и нефтепродуктов принесли России $242,6 млрд, что составляет 49,2% всего нашего товарного экспорта. Заметьте, не 70%, как десяток лет назад, а менее половины. С тех пор выросли экспортные возможности других российских отраслей. Теперь посмотрим, как могут измениться эти цифры в нынешнем году.

2. Перспективы текущего года

Нефть. Здесь я буду придерживаться пессимистичных оценок. К примеру, котировки нефти Brent находятся в долгосрочном растущем тренде (рис.1). Мощной основой для него служат восстановление мировой экономики после пандемии и твердая позиция ОПЕК+ в контроле за добычей нефти.

Рис.1. Динамика котировок нефти Brent

В случае весьма вероятного сохранения этого тренда средняя цена по году будет выше $100, но мы примем для расчетов $95.

С начала операции на Украине российская нефть торгуется с большими скидками (рис. 2), которые сейчас достигают $35/барр.

                Рис.2

Аналитики сходятся во мнении, что к концу года скидки уменьшатся до $10-15. Но мы примем в расчетах среднегодовую скидку в $20. Тогда средняя цена российской нефти составит $75.

При таких скидках экспорт российской нефти сейчас увеличивается. Отгрузка морским транспортом в апреле достигла 3,5-4 млн барр./сут и на четверть превысила уровень января. Но мы примем объемы экспорта на уровне прошлого года, 230 млн т.

Природный газ. Из-за высоких цен потребление газа в Европе и мире будет сокращаться. Примем для расчетов среднюю цену $600 за 1000 м3 трубопроводного газа (это почти вдвое ниже текущих биржевых цен) и $120 за СПГ. Положим, что поставки по трубопроводам сократятся на 30%, а дешевого СПГ – вырастут на 10%.

Нефтепродукты в ЕС и США подорожали на 20-34%. Удовлетворимся 10%-ым ростом цены при сохранении прошлогодних объемов экспорта. Сводные данные по всем видам товаров приведены в табл. 3.

Таблица 3

В целом ожидаемая в текущем году выручка за нефть, газ и нефтепродукты по весьма пессимистичной оценке должна увеличиться на 23% и составить $298,6 млрд.

3. Эмбарго – не кошмар, а неприятность

Давно известно: любые запретительные меры вредны для торговли и провоцируют убытки для обеих сторон. Вопрос в том, кто от них пострадает больше. Кратко оценим результаты запрета на покупку нефти Ирана, который действует уже 10 лет. Эмбарго было объявлено США и их союзниками в 2012 году и серьезно контролировалось вплоть до конфискации иранской нефти. Тем не менее, валютные поступления от продажи нефти продолжались все эти годы (рис.3).

                Рис.3

В некоторые годы добыча нефти в Иране сокращалась с 4 до 2,5 млн барр./сут, но главным фактором снижения выручки в 2015 и 2020 годах было, бесспорно, снижение нефтяных цен. Нынешнее сложное состояние экономики Ирана мало связано с нефтяным эмбарго, а гораздо в большей степени – с затруднением экономических связей и не совсем удачной денежной политикой.

Однако Россия – не Иран. Россия – крупнейший в мире нетто-экспортер нефти и нефтепродуктов. В сумме их экспорт составил в прошлом году 7,6 млн барр./сут, это 18% мирового экспорта, причем мы имеем резерв мощности. Невозможно изъять такое количество с рынка без фатального роста нефтяных цен. Поэтому западное эмбарго обернется изменением товарных потоков: в течение 1-2 лет российская нефть в объеме около 2 млн барр./сут исчезнет с европейского рынка и будет перенаправлена в Китай и другие страны Азии.

В сущности, этот процесс уже идет. Ссылаясь на риски с оплатой, часть западных компаний отказывается от покупки нашей нефти, заменяя ее более дорогой арабской или более легкой американской. Экстренная переадресовка поставок и привела к занижению цен нашей нефти; сейчас ситуация нормализуется и скидки уменьшаются.

Нынешнее неустойчивое положение России не выгодно. Ибо годами отлаженные схемы поставок постоянно находятся под угрозой срыва или заморозки оплаченных средств. Недобросовестные покупатели хуже мародеров. А поскольку воздействовать на них мы пока не можем, лучшим решением станет взвешенное сокращение поставок энергоносителей в западные страны. Оно еще болееобосновано тем, что страна сейчас не нуждается в росте валютной выручки.

4. Куда пристроить доллары и евро?

В прошлом году российский экспорт товаров и услуг составил $549,8 млрд, импорт – $379,5 млрд, сальдо внешнеторгового баланса — $170,3 млрд. Из них $48,3 млрд выплачено иностранцам в виде доходов, $72 млрд утекло за рубеж в частном порядке, на $33,2 млрд увеличились резервы нашего Центробанка. Остальное осело на счетах банков, компаний и населения.

В нынешнем году ситуация с расходом валюты в корне изменилась. Пока наши валютные резервы на западе заморожены, перечисление валюты за рубеж запрещено. Центробанк не будет накапливать западные валюты в составе ЗВР. Следует ожидать и серьезного сокращения импорта; из-за принятых санкций мы не сможем приобрести многие виды оборудования, а покупки потребительских товаров и услуг сократятся из-за транспортных проблем. Приближенная оценка дает нам $200-250 млрд валютной выручки, которую употребить некуда, а переводить в резервы теперь бессмысленно.

Не решает проблемы избытка валюты и продажа энергоносителей за рубли. Она полезна тем, что страхует от возможных грабежей, но тот же объем валюты придет за рублями на Московскую биржу, а покупателей на валюту будет все меньше. Единственным выходом является сокращение экспорта. А поскольку нефть приносит наибольшую выручку, России придется самой ввести нефтяное эмбарго для ряда враждебных стран.

5. Эмбарго должно быть выгодным!

Западные политики, изобретая санкции, стремятся немедленно нанести вред противнику, зачастую не учитывают дальние последствия, а потому сплошь и рядом наносят ущерб самим себе. Россия придерживается принципиально иной тактики: наши действия должны быть прежде всего выгодными для собственной экономики. Вспомните, как выросло у нас сельское хозяйство после продовольственного эмбарго для стран ЕС. Потому нефтяное эмбарго не будет касаться, к примеру, Болгарии, где единственный НПЗ в Бургасе принадлежит Лукойлу. Пусть работает, платит за нефть нормальную цену, без скидок. Завод поменьше принадлежит Лукойлу и в Румынии. А вот если сами откажутся, попробуют отобрать заводы, пусть платят за бензин дороже.

Полезно ввести эмбарго против тех стран, которые спекулируют нашими энергоносителями, уменьшая тем самым нашу выручку. Крупнейшим таким спекулянтом являются Нидерланды. Страна покупает только российской нефти на 2,2 млн т больше, чем перерабатывает, а перерабатывает на душу населения вдвое больше Германии или Франции. Там же успешно идет спекуляция газом, хотя в прошлом году здесь вырвалась в лидеры маленькая Дания: при собственном потреблении газа 3 млрд м3 в год она только у России закупила в 6 раз больше, 18,4 млрд.

Наконец, выгодно урезать поставки компаниям тех стран, которые за нашу нефть меньше платят (см. табл.1). Это, к примеру, Словакия, а также наиболее удаленные от нас Италия, Великобритания, Испания и Франция. Некоторые из них импортировали небольшие объемы, выискивая на рынке дешевые партии, полезно эту лавочку прикрыть, сохраняя свои ресурсы.

В этом (именно в этом!) будет состоять главная и наиболее важная цель российского нефтяного эмбарго. Что бы ни твердили нам ангажированные западные голоса, но дефицит нефти в мире нарастает, а вместе с ним будут расти и нефтяные цены. И нам следует принять, утвердить и на весь мир объявить новую стратегию, которая будет состоять в сбережении нефтяных запасов. Может быть, через немалые годы Россия вернется к увеличению экспорта нефти. Но тогда покупатели у нас будут уже другие.

P.S. В течение 8 лет я не устаю повторять, что для России жизненно важно сокращать экспорт нефти. По счастью события развернулись так, что теперь избежать этого уже не получится…

2 responses to “России придется самой ввести нефтяное эмбарго для враждебных стран”

  1. Алексей Коваленко:

    интересно было бы узнать насчет Нидерландов и Дании — зачем они импортируют в разы больше собственного потребления и как на этом зарабатывают?

    Ответить

    • Александр Хуршудов:

      Это просто. В Роттердаме имеется нефтяной терминал, он является резервом поставки Роттердамской и Лондонской бирж. Туда закупается подешевле наша нефть, а продается, когда биржевые цены вырастут.
      С Данией еще проще. Она продает фьючерсы на газ на площадке TTF, а для поставки покупает дешевый российский газ.

      Ответить

Добавить комментарий для Александр Хуршудов Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

22 − 14 =